Речь Аттилы на Каталаунских полях 451 г. (страница 2)

Вот этот Ругила (Руас) крайне будоражит воображение русофильства. А что если Руас, действительно, был носителем идей самой ранней средневековой Руси?! И активно реализовывал эти идеи на практике, что затем продолжал и Аттила.

Аттила (среди этимологический версий – «отец», «батюшка»), сын Мунчука, стал королем-императором в 40-летнем возрасте после смерти дяди Ругилы (того во время похода на Константинополь поразила молния), Под главенством Аттилы в его империи было объединено до 45 — 50 различных народов. В 445—453 гг. под предводительством Аттилы гунны и их союзники завоевали Германию, Францию, Северную Италию, наложили дань на Римскую империю. «Имя Аттилы завоевало себе место в истории… рядом с именами Александра Македонского и Юлия Цезаря», — отмечал А.Тьерри. По свидетельству Приска,  в окружении Аттилы были заметны славяне (включая боярина Онегесия, приводились их слова и описывались обряды — хороводы, бани).

Сыновьями Аттилы были Ирнек, Илек, Денгизик и Чаба, но в связи с наложницами общее число наследников могло быть значительно большим.
Вот покоренные полиэтничной армией Аттилы города только на Западе Европы.

Держава Аттилы 5 века н.э. (вариант локализации)

Как выглядел реальный Аттила, спорить можно вечно. Увлекался ли он философией, как цари Скифии задолго до нашей эры, тоже можно рассуждать с разных позиций. Но есть источники, цитирование этой речи Иорданом, поэтому такие источники и надо знать.

Средневековые изображение Аттилы

В решающий момент битвы на Каталаунских (Шалонских) полях, Аттила, увидев, что войско его пришло в смятение, решил – как считает Иордан, - укрепить его следующими краткими речами:

«После побед над таким множеством племен (этносов, народов: П.З.), после того как весь мир – если вы устоите! – покорен, я считаю бесполезным побуждать вас словами как не смыслящих, в чем дело.
Пусть ищет этого либо новый вождь, либо неопытное войско.
И не подобает мне говорить об общеизвестном, а вам нет нужды слушать.
Что же иное привычно вам, кроме войны?
Что храбрецу слаще стремления платить врагу своей же рукой?
Насыщать дух мщением – это великий дар природы! 
Итак, быстрые и легкие, нападем на врага, ибо всегда отважен тот, кто наносит удар. Презрите эти собравшиеся здесь разноязычные племена: признак страха – защищаться союзными силами.
Смотрите! Вот уже до вашего натиска поражены враги ужасом: они ищут высот, занимают курганы и в позднем раскаянии молят об укреплениях в степи.
Вам же известно, как легко оружие римлян: им тягостна не только первая рана, но сама пыль, когда идут они в боевом порядке и смыкают строй свой под черепахой щитов.
Вы же боритесь, воодушевленные упорством, как вам привычно, пренебрегите пока их строем, нападайте на аланов, обрушивайтесь на везеготов.
Нам надлежит искать быстрой победы там, где сосредоточена битва.
Когда пересечены жилы, вскоре отпадают и члены, и тело не может стоять, если вытащить из него кости. Пусть воспрянет дух ваш, пусть вскипит свойственная вам ярость!
Теперь гунны, употребите ваше разумение, примените ваше оружие!
Ранен ли кто – пусть добивается смерти противника, невредим ли – пусть насытится кровью врагов.
Идущих к победе не достигают никакие стрелы, а идущих к смерти рок повергает и во время мира.
Наконец, к чему фортуна утвердила гуннов победителями стольких племен, если не для того, чтобы приготовить их к ликованию после этого боя?
Кто же, наконец, открыл предкам нашим путь к Мэотидам , столько веков пребывавший замкнутым и сокровенным?
Кто же заставил тогда перед безоружными отступить вооруженных? Лица гуннов не могло вынести все собравшееся множество.
Я не сомневаюсь в исходе – вот поле, которое сулили нам все наши удачи! И я первый пущу стрелу во врага.
Кто может пребывать в покое, если Аттила сражается, тот уже похоронен!»

И зажженные этими словами все устремились в бой.

Конечно, здесь отчасти вероятна фантазия Иордана или его информаторов. Но Иордан и информаторы объективно допускали, что властитель огромной Гуннии - вероятнее всего, - именно это и сказал. Ведь слышали его слова и передавали из уст в уста десятки тысяч человек.

Издевательства над римскими «черепахами» («testudo») были привычны в войсках противников империи. «Черепахи» – известный прием защиты пешего римского войска при атаке или же штурме неприятелей. Солдаты первой шеренги держали перед собой щиты вертикально; а солдаты следующих шеренг держали их над головой; таким образом - получалась как бы броня, покрывавшая много рядов солдат. Но солдаты вне первой шеренги мало что видели, а последняя шеренга оказывалась очень лакомой для атаки с тыла. Боковые шеренги – с фланга.

Слова Аттилы (по Иордану) о «пути на Мэотиду» («iter Meotidarum») важны в речи гуннского вождя, как еще одно напоминание о пути гуннов в Европу, который много столетий оставался закрытым. После того как гунны прорвались к западу от Мэотиды, в Европе стало ощутимо их нашествие. Аммиан Марцеллин отмечает слабую осведомленность древних писателей о гуннах тех времен, когда они еще жили восточнее Мэотиды: «Племя гуннов, слабо известное в древних памятниках, живет по ту сторону Мэотийских болот, примыкая к Ледовитому океану» («Hunorum gens monumentis veteribus leviter nota, ultra paludes Maeoticas Glacialem oceanum accolens...», – Amm. Marc., XXXI, 2, 1). Это еще раз подчеркивало происхождение влиятельных гуннов из округи гор Рип.

При любой критике речь Аттилы как свидетельство мировоззрения народа, пришедшего на Запад Европы от священной округи Азовского моря (Меотид), требует к себе хотя бы внимания.

Являются ли мировозренческо-философскими обороты типа:

1) я считаю бесполезным побуждать вас словами как не смыслящих;
2) и не подобает мне говорить об общеизвестном, а вам нет нужды слушать;
3) насыщать дух мщением – это великий дар природы!;
4) презрите эти собравшиеся здесь разноязычные племена: признак страха – защищаться союзными силами;
5) нам надлежит искать быстрой победы там, где сосредоточена битва;
6) идущих к победе не достигают никакие стрелы, а идущих к смерти рок повергает и во время мира;
7) к чему фортуна утвердила гуннов победителями стольких племен, если не для того, чтобы приготовить их к ликованию после этого боя? ;
8) кто же, наконец, открыл предкам нашим путь к Мэотидам , столько веков пребывавший замкнутым и сокровенным (и т.п.) ?

Есть изображения битвы в средневековых источниках

 

Средневековое изображение Каталаунской битвы (сторонники Аттилы – без четких символов – вероятнее всего, слева; но могут быть и иные трактовки)

Источники: taynivekov.ru, ru.wikipedia.org, news.students.ru, zhurnal.lib.ru, alanica.ru, trinitas.ru, gorod.crimea.edu, artclassic.edu.ru

Страница 1, 2, 3, 4, 5