Гаплогруппы союза словено-русов и финно-угров
Петр Золин
доктор исторических наук, профессор

В статье «Гаплотипы восточных славян», опубликованной и на нашем сайте, известный специалист по этногенетике (гаплогруппам этносов, геногеографии) Анатолий
Алексеевич Клёсов указал на появление этносов (родов, общин, племен) славян в округе Новгородской области примерно в 3,44 (Тверская – 5450) – 1,84 (Новгородская – 3850 ) тыс. до н.э. Славяне обозначились примерно в этот период и в соседних областях. Ивановская – 3950 лет назад. Вологодская – 4175 лет. Архангельская – 5150 лет. П. Золин. Гаплотипы восточных славян 

Если первые славяне выходили на Валдайскую возвышенность (Тверская область) около 3440 года до нашей эры, то никто не мешал продвинуться некоторым славянским общинам и до Приильменья. Сказание о Словене и Руссе это отчасти и подтверждает, датируя появление словено-русов у Ильменя (Мойско) 2395 г. до н.э.  Оно указывает и на то, что потомки Словена и Руса на века покидали край. Иногда и  возвращались.

И пока выявлены на территории области потомки словено-русов, обосновавшиеся здесь около 1840 г. до н.э. Во времена фатьяновской культуры. А вот индоевропейцы в составе волосовской культуры свое потомство в области не оставили. Или пока оно не выявлено.

Вероятность индоевропейцев в составе волосовцев отмечал ряд специалистов, включая видного археолога Дмитрий Александрович Крайнов (столетие со дня его рождения отмечено в 2004 году

    Дмитрий Крайнов. Еще студент МГУ. Зрелый ученый на раскопках Сахтыша

Мне с 80-х годов довелось подчеркивать и подчеркивать, что не могут волосовская и соседние к ней преимущественно полиэтничные культуры быть только финно-угорскими. Финно-уграм от Урала надо было бы сюда еще прийти. А ономастика типа Ильменя идет со времен ностратического содружества народов, если помнить об Ильменау в Германии и озере Илиамно (индейское название) на Аляске.
Это положение обосновывал и в Интернете.
«В связи с новыми открытиями в области неолита центра Русской равнины (Крайнов, Хотинский, 19776) и новой трактовкой вопроса происхождения волосовской культуры (Крайнов, 1981)
«сейчас вряд ли можно утверждать бесспорно финно-угорский этнос волосовцев, как это мыслилось ранее (Бадер, 19726). Возможно, фатьяновцы попали частично в родственную среду потомков северных индоевропейцев (Крайнев, 1977в, 1981) и только в более позднее время были окружены враждебными племенами, о чем свидетельствуют могилы фатьяновских воинов, погребенных с боевыми топорами» (Эпоха бронзы лесной полосы…, С.75 – 76).
Это принципиальный и во многом, по нашим данным, справедливый вывод должен учитываться в освещении ранней истории Новгородской земли, включая и округу Поволховья (с Ладогой). Часть волосовцев могла быть финно-славянами, мезолитическим и неолитическим содружеством поздне-ностратических (или евразийских) народов. Обоснованный и продуманный вывод учеными сделан, а финно-угры в истоках истории Северо-Запада России все еще безраздельно доминируют».

Практически на днях Анатолий Алексеевич Клёсов опубликовал еще один интересный материал. Научно-популярный альманах «Лебедь» № 587, 22 марта 2009 г.  Анатолий Клёсов Гаплотипы угро-финских русских северных славян: семь племён?

Название немного запутанное. Распутывается по мере чтения. Но автор и сам это понимает.

«На первый взгляд, в названии этой статьи полная ересь, если не сказать полная чепуха. Ну, с русскими славянами проблем нет – славяне есть и польские, и украинские, и чешские, и болгарские, и сербские, и многие другие. Славяне, строго говоря, это языковая категория. Точнее, славяне – это этноязыковая общность людей.

С «русскими угро-финскими» особых проблем тоже нет. Хотя это уже несколько сложнее. Это, стало быть, русские, говорящие на языках угро-финской группы. Или современные русские, предки которых говорили на языках угро-финской группы. Это – языки прибалтийские (финский, ижорский, карельский, вепский, водский, эстонский, ливский и другие), саамские (в частности, на Кольском полуострове), мордовский (эрзя, мокша), марийский, пермский (коми, удмуртский). В свою очередь угро-финские языки – ветвь языков уральских. Есть ли такие среди потомков, кто говорили на тех языках, и которые сейчас считают своим родным языком русский? Есть, разумеется.

Таким образом, мы уже имеем пересечение трех понятий - языкового, этнического, и современной национальности. Каждое из них имеет свою область рассмотрения, свою терминологию. Сюда добавляется еще историческая координата. Например, в составе Новгородской Руси, или, как её еще называют, Ладого-Новгородской Руси, были представители разных, еще более древних племен. Были среди них те, у кого предки говорили на угро-финских, или, более широко, уральских языках? Естественно, были. Можно назвать их славяне? Да так и называют, говоря о древних славянских племенах, включая Новгородскую Русь.

Итак, нынешний русский человек, который считает русский, славянский язык своим родным, как и считали его предки в нескольких (как минимум) поколениях, вполне мог иметь предков среди древних славянских племен, которые могли разговаривать на языках угро-финской, или уральской группы, или происходить от тех, которые на них в прошлом разговаривали.

Если кто обоснованно опровергнет любое положение предыдущего абзаца, то название этой статьи неверное».

    Предложив это сделать кому-нибудь, А.А.Клесов – по сути – делает важные пояснения сам.

«Собственно, название это сделано умышленно, чтобы подчеркнуть, что пассы в отношении «угро-финского происхождения» современных русских – неверно, да и просто глупо. И не потому, что «угро-финское» - это что-то предосудительное, а просто потому, что нет такого происхождения. Нельзя произойти от языка. Естественно, могли быть, и были поселения, которые могут классифицироваться как «финно-угорские», но здесь исследователи совершают некоторую подмену, перенося языковые понятия на этнографические, и наоборот. Не говоря уже о понятиях и критериях археологических».

И далее более обоснованно.

И вот, как будто уже нет достаточного винегрета понятий, которые обсуждаются специалистами в рамках разных парадигм, в эти понятия стремительно вошла ДНК-генеалогия, привнеся дополнительную координату. А именно, метку древнего рода, под названием «снип», определяющую гаплогруппу, которая и является определением древнего рода. Причем в отличие от национальности, записанной в паспорте, и которую всегда можно поменять, в отличие от языка, который со временем ассимилируется, адаптируется к окружению, в отличие от этнографических факторов, тоже порой подверженных довольно быстрым изменениям, гаплогруппа не ассимилируется. Она определяется «рисунком» мутаций в ДНК, причем в мужской Y-хромосоме ДНК, которая передается от отца к сыну сотнями и тысячами поколений.

В результате довольно простых и надежных тестов можно определить, к какому роду принадлежит любой человек. Оказалось, что для людей, говорящих на языках финно-угорской группы (или потомков тех людей), и живущих на севере России (а также в Финляндии, Швеции, и других прибалтийских странах), характерна гаплогруппа N1c.

Если остановится только на русских, то таких по всей России в среднем 14%, но на севере России значительно больше.

В предыдущем рассказе описывалось, что совсем недавно были опубликованы результаты тестирования 539 жителей двенадцати областей Российской Федерации – Архангельской, Брянской, Ивановской, Липецкой, Новгородской, Орловской, Пензенской, Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тверской и Вологодской. Как принято у специалистов, для тестов отбирали только тех, кто не менее трех поколений жил на этой территории (то есть отец, дед, мать и бабушка родились в данной области), чтобы все четверо предков были этническими русскими, и чтобы родной язык был русским, и чтобы тестируемые не были родственниками по крайней мере в третьей степени родства. Это – стандартные требования в исследованиях такого рода.

Далее, были сделаны специальные ДНК-генеалогические тесты на принадлежность к определенным родам. Оказалось, что из 539 человек 257 оказались восточными славянами, гаплогруппа R1a1. Это – 48% от всех русских по данной выборке. Данная цифра воспроизводится от выборки к выборке, и совсем недавно была опубликована независимая работа других авторов, в которой ДНК тестировали у 1228 русских, и нашли, что гаплогруппу R1a1 имеют 567 человек, то есть 46%.

На втором месте по численности – южные и балтийские славяне (объединены), гаплогруппа I. Их 118 человек, то есть 22%. На третьем месте – угро-финны, N1c. Их 76 человек, то есть 14%. Действительно, другие исследования показывают, что носителей N1c от 36% на севере России и 16% в средней полосе до 10% на юге. Как я уже рассказывал, авторы исследования – этого и других – историю не трогали. Обычно подобные исследования обсуждают тенденции распределения гаплогрупп с севера на юг и с запада на восток, но мутации, их скорости, и соответствующие исторические параллели и меридианы не затрагивают. Это уважаемые ученые еще не освоили».

Источники: trinitas.rulebed.com, proza.ruistorichka.ru, ru.wikipedia.org, amu.ivanovo.ac.ru

Страница: 1, 2, 3