Неаполь Скифский…
Петр Золин,
доктор исторических наук, профессор

Почти полвека назад – в пору школьной и студенческой юности автора этих строк – общим местом в рассказах о Новгороде было напоминание, что всяких «новых городов» в истории и на планете огромное множество. Не будет плохо что сказано хотя бы о Нью-Йорке… В том числе «новых городов» (на разных языках) хватало и на территории дореволюционной России и Советского Союза. Даже средневековых Новгородов (Северский, Волынский и т.п.). И был античный Новгород – Неаполь – в Крыму.

К сожалению, в пору «неожиданного» диктата «новгородского академизма» напоминать об этом стало вроде бы как-то неприлично. По общеизвестной автохтонной аксиоме - наше «болото» уникально и ни с чем несравнимо ?!
Но что-то все же тянуло элиту Приильменья в Крым. Многотысячелетняя этногенетическая память ?! По многотрудным путям скифских князей Словена и Руса ?!

Около 790 г. новгородский князь Бравлин (Буревой эпоса ?) принял крещение в храме Софии города Сурожа (Судака). Есть и другие датировки того крещения. В частности, чтобы как-то оправдать дату появления приильменьского Новгорода в 859 г. Века через два после Бравлина (сведениями о нем полон Интернет) бывший новгородский князь Владимир принял крещение в крымском Херсонесе (ныне Севастополь). А его отец – князь Святослав – фигурирует у византийцев как властитель тавроскифов, крымчан. Нет ли здесь тоже долговременной этногенетической памяти новгородских князей о Великой Скифии ?! В частности, замечено, что княжеские знаки Рюриковичей (типа трезубцев) напоминали знаки античных царей Приазовья.

Знаки Неаполя Скифского

Неаполь Скифский площадью около 20 га уступает средневековому Новгороду – к примеру, 14 века, - по площади в десятки раз. Он несколько напоминал план Городища у Волхова. Только обрывистый край (Петровские скалы) связан не с могучей рекой, а с горной местностью, где когда-то проходили и мощные водные потоки.

Интернет тоже наполнен сведениями о Неаполе скифском (греч. Neápolis — новый город). Отмечено, что древний город упоминается в херсонесском декрете 2 в. до н. э. и в "Географии" Страбона как одна из скифских царских крепостей в Крыму. Связь с юго-восточной окраиной Симферополя предположительна. Наибольшего расцвета городище достигло во 2 в. до н. э., прекратило существование после нашествия готов (3 в. н. э.). Археологические исследования выявили остатки мощной (толщина 8,5 м – почти вдвое толще стен средневекового новгородского кремля) оборонительные стены с двумя привратными башнями, одна из которых стала своеобразным мавзолеем (72 погребения: царя и знати с конями, оружием, множеством золотых украшений и др.). Выявлены остатки жилых и общественных зданий, в том числе с фресками. Найдены портретные рельефы, обломки статуй, постаменты с греческими надписями — посвящениями богам. На некрополе исследовано свыше 200 погребений: вырубленные в скале богатые фамильные склепы, земляные склепы и грунтовые могилы рядового населения. Роспись в одном из склепов изображает всадника, скифа с лирой, псовую охоту на кабана, в другом — скифа-лучника, танцующие фигуры и др.

Там же обнаружили нечто вроде шахматной доски, но числом клеток 9 на 9. А вот шахматных фигурок нашли значительно больше в средневековом Новгороде.

«Мавзолейная башня» остается последним крупным материальным свидетельством некогда существовавшего города. Она отчасти напоминает руины храма на новгородском Городище, округа которого была обитаема и во времена скифского Неаполя.

В средние века на этом почти заброшенном пепелище все еще теплится жизнь, длительное время тут существует крымская (допускают – греческая) деревенька. Позднее, вероятно, в конце XV в., рядом с ней возникает татарское поселение, со временем небольшой городок Ак-Мечеть - прямой предшественник Симферополя. С присоединением Крыма к России Ак-Мечеть стала центром новообразованной Таврической области.

Допускают, что плато, на котором располагается городище Неаполь Скифский, одна из мощнейших энергетических зон. И не только в Крыму: сюда приезжают эзотерики из разных стран в поисках просветления. Сложно сказать, чем это обусловлено - энергетическими показателями самого плато или наследием древних жителей города. Скорее всего, и тем, и другим. Место тут красивое - с плато Неаполя открывается вид на весь Симферополь, а на юге раскинулся шатер нагорий Чатырдага.

Крымские татары именовали эти места Керменчик - "маленькая крепость". Долгое время античные строения и скалы служили своего рода карьером - многие дома старой части Симферополя построены из камня строений скифской столицы. Лишь в середине XIX в. любитель древностей А. Крым-Гирей встретил на улице груженную камнем телегу, на которой он увидел фрагмент рельефа с изображением воинов и часть надписи на древнегреческом языке. Так вновь для истории была открыта крупнейшая позднескифская крепость, столица позднескифского государства.

На центральную площадь города наряду с другими выходило еще одно здание - центр религиозной жизни . Оно состояло из огромного зала, вдоль стен которого на уровне второго этажа проходила деревянная галерея. В центре зала находился очаг, вокруг которого стояли мраморные и глиняные изображения различных божеств.

Вблизи площади находились дома скифской знати. Их стены были украшены росписями по сырой штукатурке (фресками). Дома были покрыты черепицей. Рядовые жители скифской столицы ютились в куда менее презентабельных полуземлянках, как и раннесредневековые славяне.

На территории скифской столицы и сейчас можно увидеть два огромных холма. Скифы с огромным почтением относились к богам домашнего очага. Клятва их именем считалась нерушимой. Потому скифы сносили золу из очагов в специальное место, где вскоре образовывался холм пепла - зольник.

Среди населения города были не только скифы, но и выходцы из Херсонеса и других греческих городов Северного Причерноморья. Они и построили "здание с портиками" и создали скульптуры знаменитых скифов. На территории столицы найдены надписи на древнегреческом языке. Одна из них рассказала о том, как купец Посидей победил племя пиратов - сатархов. Надпись напоминает, что у скифов был и свой флот.

Крути или не крути, но Неаполь Скифский – признаваемый античный город. Пусть и площадью в 20 га. Но и средневековые «древнерусские» города нередко начинали с площади всего в два-три гектара. И это никогда не смущает. Кроме одного. А почему эти средневековые «древнерусские» должны считаться началом градостроительства на землях России ?! Каково место Аркаима и подобных ему городов, античных городов Приазовья в истории отечественного градостроительства ?!

Что определяет научную ментальность в понимании городов медиевистами (средневековедами), которые слишком зашли в упорном дроблении отечественной истории на «неизвестное» (и ненужное им) и «древнюю Русь» (как бы не знают они трудов академика Г.В.Вернадского и подобных работ), на самом деле – средневековую ?! Заранее отмечу, что спорить здесь можно вечно, так как у каждого времени и каждого народа – свое понимание «города».

Наиболее научной в трактовке средневековых городов России признается позиция Владислава Петровича Даркевича - доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института археологии РАН. Наиболее строго она выражена в статье «Происхождение и развитие городов древней Руси (X-XIII вв.)» (Вопросы истории. 1994. №10. Стр.43-60 ; приведена на сайте Русский город; www.russiancity.ru).

Вопросы возникают сразу. Для автора-медиевиста средневековая по хронологии страна – понятно - оказывается «древнерусской», древней (строго говоря – античной), хотя сам ученый является специалистов именно по средним векам. Да и летописные города середины 1Х века (Новгород, Киев, Изборск, Белоозеро, Смоленск и другие) заголовком статьи не учтены, но автор все же рассматривает их в самой статье.

В частности, по мнению Даркевича «Умозрительный характер имеет гипотеза о возникновении Новгорода в результате слияния трех разноэтничных родовых поселков, игравших роль племенных центров (отсюда - деление на концы). Она противоречит археологическим данным, поскольку культурных слоев ранее X в. на территории не обнаружено».

Беда – по моему мнению – еще и в том, что сами «разноэтничные» поселки со времен фиксации являют полиэтничность на славянской культурной и языковой основе. Это особенно подтверждают берестяные грамоты и ранние письменные свидетельства населения этих поселков-районов, схожий образ жизни на усадьбах.

Даркевич заметил, что жесткой дифференциации ремесла и сельского хозяйства русские города веками не знали - во многом сохраняли аграрный облик, органично вписываясь в окружающий пейзаж (малые города не только России этим грешат и ныне). Среди них были  "открытые торгово-ремесленные поселения",  которые нередко относят к «протогородам». И дал такое определение: «Как же проходил процесс образования и развития городов домонголъской Руси? Очевидна бесплодность попыток жестких определений понятия "город" путем застывшего набора признаков. Любое определение предполагает некое ограничение, следовательно, ведет к обеднению исторической реальности. Сущность столь сложного социокультурного феномена, как средневековый город, видоизменяется в зависимости от места и времени. Индивидуальность городского центра определяется многими факторами, том числе преобладающей ролью тех или иных его функций, разнообразием их сочетаний...»

Бесплодность попыток жестких определений, конечно, близка реалиям информационного общества. Общее являет бездна особенностей и конкретностей. Вместе с тем сам же автор бесплодности не избежал.

Если город не был городом-крепостью, можно ли его считать городом ?! Или не оказывается ли укрепленная деревня (селище с тыном) – городищем ?! Вспомним «город» у В.И.Даля. Ощущая проблему, Даркевич признает: «Но нельзя забывать, что в древней (понятно – средневековой) Руси под "градами" (от "градити", т. е. строить, возводить) понимали любые укрепленные (точнее – возведенные по княжеской или иной властной воле: П.З.) пункты. Это не отвечает понятию о средневековом городе в современной науке» (С.46).

О средневековом у медиевистов – возможно. Но зато отвечало понятию «градов» для самих античных и средневековых жителей Руси (ранее Великой Скифии), что отразил и эпос.

Даркевич привел такую статистику: «По подсчетам М. Н. Тихомирова (этого академика новгородцы должны благодарить за определение датой возникновения города 859 года – без надежных летописных и иных обоснований, а по обычному контексту самой летописной записи под этим годом – и оскорбительной не только для новгородцев), если в IX-X вв. летописи свидетельствуют о существовании 25 городов, то в XI в. упомянуто 64 новых города, а в источниках XII в. появились еше 134 города.

Но эти данные явно неполны, так как основаны только на письменных источниках без привлечения археологии (вот-вот: П.З.). Тихомиров считает, что ко времени монгольского нашествия количество русских городов близко подходило к 300 ) ». Но сам-то автор городов до Х века нашей эры не знает, да и какие  относительно равные политико-административно-правовые функции были у 79 городов Руси 1Х – Х1 вв., если княжений оказывалось не более двух десятков (а на всего сотни погостов «градов» явно не хватало и т.п.)?! Все же, «каждое городское поселение обладало специфическими чертами…»

Извиняюсь за «нагую откровенность», но автор этих строк резко против многих рассуждений Владислава Петровича и близких ему по позициям ученых (заменяющих русское средневековье «древнерусскостью») потому, что при таком подходе отечественная история теряет огромные пласты славного многотысячелетнего прошлого (хотя бы от трипольских и близких им протогородов времен начала «господства скифов в Европе и Азии», да и славные античные города Никополь, Ольвию, Тир Днестровский, Борисфениды (Березань), Херсонес (Севастополь), Пантикапей (Керчь), Феодосию, Сугдею (Сурож, где в храме Софии около 790 г. принял крещение новгородский князь Бравлин; Буревой Иоакимовской летописи ?) и т.д.

Даже античные города на землях нынешней России – Танаис у низовий Дона, Фанагорию (будущую Тмутаракань), Горгиппию (Анапу) и еще не менее десятка. А почти все конкретно указанные города чеканили еще до нашей эры свои монеты, иногда от имени царей Великой Скифии и Сарматии-Савроматии. Эта городская жизнь немало дала городской жизни средневековой Руси, что требует более тщательных исследований.

Источники: public.kubsu.ru, karachays.narod.ru, crimea-board.net, www.millionreferatov.ru, family-travel.narod.ru, www.chersonesos.org

Страницы: 1, 2, 3