Прямая линия с Григорием Явлинским: вопросы лидеру партии «Яблоко»

Глубины слов

Петр Золин,
доктор исторических наук, профессор

При выявлении истоков городов и деревень, их ранних обозначений полезно обращаться к данным лингвистики. Например, к базе данных проекта Вавилонская башня. Здесь помещена и Глобальная лингвистическая база данных, составленная самой Мерритт Ruhlen – это она и еще несколько видных лингвистов настойчиво доказывают истоки единого языка человечества в глубинах палеолита.

Безусловно, в попытках реконструкции слов сравнительно единого языка человечества на период 40 – 30 тысяч лет назад еще немало очень приблизительного и требующего уточнений и изменений. Но эту реконструкцию осуществляют фундаментально образованные специалисты, совершенствующие методы своих исследований и помогающие им программы все более мощных компьютеров. С.А.Старостин предложил для дальнейшего обсуждения более тысячи слов, которые могли быть использованы для общения людьми доностратического содружества (1152 записи на 58 страницах).

Начал языковед сравнения словами со значением радость. Что дало для любимой Старостиным алтайской прасемьи в тюркском * бай-ра-м / к, бай-га ; монгольском  *bajar ,  * bajar , тунгусо-манжурском *baj-li, * бай-ли; в японском *bái-m- : * Бай-м -. К сожалению, русское «баять» (с Баяном), «баюкать», «байки» (успокоение, отвлечение от бед) и  индоевропейские аналоги в сопоставление не попали. За исключением прото-дравийского * vaj ( желание, тоска). И радости здесь маловато. Хотя томильские производные настраивают на явное обаяние (от привлекательности от баек) и звучать по-русски  примерно так «вайя», «вайя-вю» -  отражают огромное желание, любовь, привязанность.

Конечно, для книги по истории градостроительства более интересны слова, что употреблялись для обозначения  хижин (домов) и поселений (деревень).

Выясняется, что евразийские языки (ностратические и близкие им) при обозначении домов и поселений тяготели к словам * kojmV *ḳojmV, village, hut ; сино-кавказские - * Gwim ʡ V

В рамках ностратической семьи индоевропейцы (включая и далеких пращуров славян) могли тяготеть к обозначению  * kōi ̯ м -  (койм, хойм, с выходом на - холм, кальм, дом). Скандинавское название раннего Новгорода Хольмгардр явно хранило в себе ностратический корень для обозначения жилищ и небольших поселений.

Алтайцы (будущие тюрки) склонялись к * к `umi .

Уральцы (будущие финно-угры) к * kOmV.

Близких созвучий в этом не заметит только очень нежелающий что-то замечать и знать.

Правда, для алтайцев созвучные слова первоначально чаще означали привычные им – шатер, шалаш, временное жилье.

Затем у алтайцев выделились тюркский: * küme ; монгольский: * kömürge ; тунгусо-маньчжурские: * xoma -. Этот «хома» тяготел и  явно тяготеет к «дому».

Выходившие из Африки и дошедшие до Австралии и Аляски общины тоже использовали уже десятки тысяч лет назад близкие созвучия для обозначения построек (зданий) и хозяйств (дворов) А * г (ж) / в (г / ч) -? ;  -  * xqo ̆ n ʡ V ;  ЧУК * kVŋ "поля, деревни, дома ', PAN * Куань" селение ".

 

Здесь , в частности, возникает вопрос. А не несет ли летописное сказание о Кие (Кияне, Каине библии – родоначальнике, вместе с сыном Енохом, домостроительства в земле Нод - оборотное Дон) и братьях (и аналоги сказания-легенды в разных языках) многотысячелетнюю память о первых поселенцах и их домах, в частности – на берегах Борисфена-Днепра ?!

Однозначно отрицательного ответа на современном уровне реальной науки уже нет.

Первоначально ононим Кий (как и койм) тяготеет к значению кол (киянка – деревянный молоток), ритуальному обозначению места поселения (как владения человека или общины). Здесь у Кола есть созвучия с доностратическим обозначением камня (если большого - скалы).

 * kul (~ к-) "камень" (ECh) ; аналоги в ;  Amerind (различных типов):?  * к ʷ элементы "жесткой" (Р 359) *; kela "камень" (Р 693) [+].

В ностратическом содружестве это созвучие проявляется как вариации 

кол – кул – кел Indo-European: *k'al- ?Kartvelian: *ḳl-Dravidian: *kal_-(понятно, со значением «колоть»).

Если это допущение лингвистов верное, то ононимы Коломцы, Колома, Колмово и подобные у истоков Волхова из Ильменя и в сравнительно ближних местах имеют корни с глубинами происхождения от палеолита. Это не финно-угорские или балтские корни, а ностратические.

Археологи еще полемизируют, но Старостин фактически допустил вероятность слова собака (с переходом от волка) уже в позднем  палеолите.

Eurasiatic : *ḲüjnA; Afroasiatic : *kwVHen; Sino-Caucasian : *ẋHwĕ́jeAustric : PAN *u(ŋ)kuq 'puppy'?PAN-у * (сочетания) kuq "щенок"? (POc. *nkaun 'dog'?) (POc. * nkaun "собака"?) ; Amerind (misc.)  *(a)kuan 'dog' ( R 179) [+ AK] Amerind (различных типов): * () Куань "собака" (Р 179) [+ АК] . Это – собственно – корень «кун», сохранявшийся в наименованиях средневековых новгородских меховых денег – «куны». Возможно, в средние века и шли в дело шкурки куницы при обмене. Но в более раннее время и на Русской равнине «куна» - собака, одомашненная от щенка волка или лисицы. Она могла быть символом зажиточности (как нередко воспринимается и ныне), а отсюда и важным символом обмена – даже фрагментами шкур.

То есть животное для охраны уже могло одомашниваться (начиная со щенков) и  использоваться, приручаться в разных регионах.

Рис. 1. Некоторые широкораспространённые представления о Млечном Пути. Со времен палеолита. Зелёные кружки – Млечный Путь как дорога перелётных птиц; синие – лыжный след; красные – рассыпанная солома; фиолетовые – река; жёлтые – космический змей (в Океании – угорь, ящерица, акула).

И другие работы Юрия Евгеньевича Берёзкина

Основными «Героями» одной из своих книг (не знаю, успею ли) мне хотелось бы сделать поселения Костенки и Москва. Поэтому было интересно, а появлялись ли предположительно десятки тысячелетий назад слова с такими или примерно такими корнями.

Среди десятков этимологий Москвы присутствуют слова со значением «мокрый», но они упорно связываются с какими-нибудь конкретными народами – финно-уграми, балтами, славянами… А доностратический корень объединяет всех.

Значение: мокрый . Eurasiatic : *mVk`V ( * МВК-`V ); Afroasiatic: * mVq ̇ - ;

Sino-Caucasian : PST *mōk 'wash, soak' (в частности, "вымыть»); Austric : PAN *emeg 'damp, moist' (обозначение  "сырого, влажного"). Автралийское (аборигенов) «мойст» (при огласовке «а») идет почти из Африки. Звук «К» больше усилили северяне.Indo-European: *mak- ; Kartvelian: Georg.  mq̇aq̇-;  Eskimo-Aleut: *maqǝ…- Прото-Индоевропейское  * mak -  затем дало немало созвучий типа мокро, мочить Armenian: mōr ` (< *mā̆k-ro-);  Slavic: *mokrъ, *moknǭtī, *močītī, *mākātī; *močь, *močā (с появлением и «ч») ; Baltic: *mak-ā^n-iā̃ f., *mak-n-jā^ f., *mā̃k- vb. Latin: mācerō, -āre `weiche ein, mache mürbe, beize, wässere' и т.д.

В целом выявляется достаточно много близких у разных древнейших народов слов с вариациями «м-к/с – (в)», что позволит делать этимологию Москвы более обоснованной – а не однозначно балтской, финской, славянской, индоиранской и т.п. Это вероятный след хотя бы ностратического содружества языков.

Вместе с тем в позднесредневековых летописных сказаниях о Словене и Руссе озеро Ильмень (Илмер) фигурирует до переименования как Мойско. Знали в конце средних веков об этом или просто устная память сохранила, но корень в раннем названии Ильменя тяготеет к ностратическим.

Тоже можно сказать и о Костенках (понятно, и о многих других ононимах, которые необходимо изучать с учетом вероятных палеолитических созвучий).

М.М.Фасмер вел этимологию «кость» с общеславянских рубежей - укр. кiсть, болг. кост, чеш. kost, слвц. kоst' и тд. Отметил родство с  лат. соstа "ребро", созвучие с авест. ast-, asti-, греч. Сstљon, лат. Ўs, ossis "кость". Упомнил Мейе, который относил славянские языки к истокам индоевропейства. И на этом рубеже остановился.

«Остинка» куда-то попала ?!

А проблемы у корня «кост-« немалые. Взять ныне общеизвестное - костеЁл (больше представляемое как католическая церковь). Фасмер вслед за рядом лингвистов допустил, что славянский «костел» может происходить из д.-в.-н. kastel от лат. castellum "укрепление", потому что средневековые церкви укреплялись, как замки ( Кречмер, KZ 39, 545; AfslPh 28, 159; Леви, KZ 40, 255 и сл.; Х. Ф. Шмид, Streitberg-Festgabe 326 и сл.; Скок, RЕS 7, 182; Рудольф, ZfslPh 18, 271 ; и т.д.).

Но здесь неизбежно вспоминается и  костеЁр (даже не как очаг).

Русское связано с укр. костеґр (стог, скирда), словен. koґstrа -- то же, чеш. kostroun (что-то торчащее вверх, неотесанная ель, сооружение для сушки клевера), польск. kostra ("поленница"), словин. kµЈscouёl (куча дров).. Фасмер допустил, что слово связано с костеґрь "жесткая кора растений, идущих на пряжу", и словом кость ( согласно Бернекеру (1, 584 и сл.), Тернквист (186 и сл.), Кочубинскому (Труды 7 Арх. съезда 2, 9). Он отказал  заимствованию из др.-сканд. ko<str "куча" от kasta "бросать". А  летописное русск. костьръ "башня, крепость" (Новгор. I летоп., Псковск. 2 летоп. и др.; см. Срезн. I, 1298) повел  через ср.-греч. kЈstron "крепость" от   лат. Castrum (лагерь, укрепление).

Можно эти версии принимать или не принимать, но Костенки – в какие-то моменты времени и как сосредоточие небольших укреплений - вполне имеют право на жизнь.

Считались ли тысячи лет назад ранние и сравнительно небольшие укрепления чем-либо похожим именно на города – пусть и малые ?! Положительных ответом на это все больше.

Вслед за рядом исследователей Алексей Виноградов и Светлана Жарникова в работе «Восточная Европа как прародина индоевропейцев» отметили необходимость тщательного изучения древнеиндийского эпоса Махабхарата - величайшего памятника культуры, науки и истории предков всех индоевропейских народов. Изначально это было повествование о междуусобице народов Куру, живших более 5 тысяч лет назад между Гангом и Индом. Постепенно к основному тексту прибавлялись новые — и ныне Махабхарата содержит почти 200 тысяч строк в 18 книгах.

"Лесная" книга указывает священные источники — реки и озера страны древних арьев, т. е. земли, где и разворачились события эпоса. Их завершала грандиозная битва на Курукшетре в 3102 г. до н. э. (это примерно близко времени всемирного потопа по православной хронологии – 3266 г. до н.э.). Арийские (индоевропейские) племена тогда еще  на своей прародине —далеко и от Индии и от Ирана.

Еще в середине 19 века обосновывалась мысль о том, что этой прародиной являлась территория Восточной Европы. Ныне доказательств этому все больше.

Волга вплоть до 2 века н. э. носила имя, под которым она обозначена в  священной книге зороастрийцев Авесте — Ранха или Ра. Ранха Авесты — это Ганга Ригведы и Махабхараты.

По Авесте, по берегам моря или водоема Воорукаша ("Молочного моря" Махабхараты) и Ранхи (Волги) расцветали северные страны — от Арьяна-Вэджа на крайнем севере до семи индийских на юге, за Ранхой. Эти же семь стран упоминаются в Ригведе и Махабхарате. Центром земель оказывалась:

"Прославленная Курукшетра. Все живые существа, стоит только прийти туда, избавляются от грехов", или "Курукшетра — святой Алтарь Брахмы; туда являются святые брахманы — мудрецы. Кто поселился на Курукшетре, тот никогда не узнает печали".  Радуется вечно ?!

По древнеиндийским преданиям Ямуну - крупный приток Ганги (Ра), текущий с юго-запада. Исследователи связывают Ямуну с Окой. В бассейне Оки попадаются реки с названиями: Ямна, Ям, Има, Имьев. По древним текстам, вторым именем Ямуны было Кала. И до сих пор жители у устья Оки называют округу устьем Калы. Напомним, что это доностратическое обозначение камня (скалы). У южным народов слово «кала» стало обозначением крепостей.

Ямуна в среднем течении называлась Вака - так Ока зовется в Рязанской области. И вака явно является созвучием как ныне Оке, так и просто индоевропейской «акве» (воде).

Исследователи сравнили название рек в эпосе и современные названия рек Поочья

Недалеко от истока Ямуны (Оки) размещался исток текущей на восток и юг и впадающей в Червоное (Красное) море реки Синдху ("Синдху" на санскрите — поток, море). В ирландских и русских летописях Черное море называется Черемным, то есть Красным. На берегу этого моря до нашей эры известенл народ синды и раполагался город Синдская Гавань (современная Анапа). Синдху древнеарийских текстов оказывается Доном, Синдом его называют и поздеантичные ( римские) тексты.

Многие реки Поочья и Подонья явно сохранили очень древние названия.

Авторы заметили, что в санскрите и в русском языке слова с начальной "Ф" очень  редки: из списка рек Махабхараты только одна имеет "Ф" в начале названия — Фальгуна, впадающая в Сарасвати. Сарасвати — единственная большая река, текущая к северу от Ямуны и к югу от Ганги и впадающая в Ямуну у ее устья. Ей соответствует только находящаяся к северу от Оки и к югу от Волги - Клязьма. Среди сотен  притоков Клязьмы только один по названию начинается на "Ф" — Фалюгин. За 5 тысяч лет это необычное название практически не изменилось.

"Ходение по криницам" Махабхараты указывает более 200 священных водоемов древнеарийской земли Бхараты в бассейнах Ганги и Ямуны ( по состоянию на 3150 г. до н. э. ):

 

 

Криница

Река в Поочье

Агастья

Агашка

Акша

Акша

Апага

Апака

Арчика

Арчиков

Асита

Асата

Ахалья

Ахаленка

Вадава

Вад

Вамана

Вамна

Ванша

Ванша

Вараха

Варах

Варадана

Варадуна

Кавери

Каверка

Кедара

Кидра

Кубджа

Кубджа

Кумара

Кумаревка

Кушика

Кушка

Мануша

Манушинской

Париплава

Плава

Плакша

Плакса

оз. Рама

оз. Рама

Сита

Сить

Сома

Сомь

Сутиртха

Сутерки

Тушни

Тушина

Урваши

Урвановский

Ушанас

Ушанец

Шанкхини

Шанкини

Шона

Шана

Шива

Шивская

Якшини

Якшина

По Махабхарате, к югу от священного леса Камьяка, текла в Ямуну река Правени (то есть Пра-река) и было озеро Годавари (где "вара"— круг на санскрите). По прежнему к югу от Владимирских лесов течет в Оку река Пра и лежит озеро Годь.

Махабхарата сообщает, как мудрец Каушика во время засухи обводнил реку Пару, переименованную за это в его честь. Неблагодарные местные жители все равно называли реку Парой. И ныне она впадает в Ямуну (Оку; Ваку). По греческому эпосу, эта округа называлась округой Орла и владением Прометея.

В описании криниц пятысячелетней давности говорится о реке Пандье, текущей недалеко от Варуны, притока Синдху (Дона). Панда (в низовьях в Дон впадает Кунда-ручей) и сегодня приток Вороны (крупнейшего притока Дона).

Подобных соответствий выявляется немало и будет выявлено еще больше. И они доказывают, что корни многих слов и даже имен собственных (ононимов) появились хотя бы несколько тысяч лет назад.

 Махабхарата упомянает текущую на запад от верховьев Ганги (Волги) реку Саданапру (Великий Данапр) — Днепр.

Источник говорит, что к северу от страны Пандьи, лежащей на берегах Варуны, находится страна Мартьев. А к северу от Панды и Вороны по берегам Мокши и Суры лежит земля Мордвы (Мортвы средневековья) — народа, говорящего на финно-угорском языке, но с огромным количеством русских, иранских и санскритских слов.

 Страна между Ямуной, Синдхом называлась А-Ванти. Именно так — Вантит (А-Вантит) именовали землю Вятичей между Окой, Доном, Упой и Парой арабские путешественники и византийские хроники. Возможно, это и общая память о венедах (праславянах). Венемаа, Венейя – так до сих пор называют Россию эстонцы и финны.

Махабхарата и Ригведа упоминают народ Куру и Курукшетру. Курукшетра — дословно "Курское поле", и именно в центре его стоит город Курск, куда "Слово о полку Игореве" помещает курян — знатных воинов.

 Союзником кауравов в великой войне с пандавами был народ саувиров, живший в стране Синдху. Саувирами нередко называли вплоть до 15 века русских-северян, откуда родом был герой "Слова о полку Игореве" князь Игорь Святославович. Упоминается этот народ — саувиры и Птолемеем во 2 в. н. э.

Ригведа сообщает о воинственном народе Криви. Но латыши и отчасти литовцы так и называют всех русских — "криви", по имени соседнего с ними веками русского этноса кривичей, чьими городами были в средние века были и Смоленск, и Полоцк, и Псков, и нынешние Тарту (Юрьев, Дерп) и Рига. Для ряда прибалтийцев Россия и ныне Кривейя.

Все подобные наблюдения составляют целые книги, данные которых все больше подтверждаются археологически.

 

 

Источники: vasmer.narod.ru, www.trinitas.ru

Страницы: 1, 2, 3, 4