Прямая линия с Григорием Явлинским: вопросы лидеру партии «Яблоко»

РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ - социально-исторические условия бытования фольклорной традиции

История бытования фольклорной традиции в различных местах Новгородской области примерно одинакова, так как на неё влияли общие тенденции развития, направленные на разрушение прежнего уклада жизни. В фольклорной культуре это прежде всего проявилось в том, что исчез или оказался "размыт" ряд наиболее древних жанров, а также в том, что возникли новые по содержанию тексты, функционально заменяющие старые жанровые формы. Правда, фольклорная традиция в каждом конкретной местности всегда оставалась своя, особая.

Старорусский район - один из наиболее обследованных нами районов. Обратимся к исследованию В.А.Пылаева 1929 года "Старорусский край. Природа и население".

В нем содержится подробное описание быта и культуры жителей края, в частности, перемены, произошедшие в вечернем отдыхе молодёжи. "Чтобы веселее шла работа, пряжа, вязанье и др., исстари заведено собираться по вечерам к огоньку по очереди на поседки, /которые в Новгородской области имеют и другие названия, например, посидки, вечерки, вечорки, посиделки, беседы, супрядки/. Ждёт не дождётся этой поры молодёжь. Весело за работой проходило время. Посреди избы ставился светец, кто-нибудь переменял лучину, а кругом, по стенкам, рассаживались, каждый со своей работой, - девушки прядут, парни плетут лапти, или вяжут сети. Звонко заводил запевало песню, а после начинались загадки, шутки, прибаутки, пословицы и веселей работалось. Здесь-то и родилось много задушевных, хороших песен о горе и радостях жизни крестьянской. Обычно поседки начинались с Михайлова дня 8 по старому стилю, или 21 ноября по новому стилю, и шли до масленицы. Только последние десятилетия характер поседок, или "супрядок", изменился. - Под гармоньку начинаются пляски, песни, частушки, а вместе с этим и угощения. И так - изо дня в день. Таким образом среди веселья молодёжь отвыкает и от работы и от семейной мирной жизни. Разоряется и крестьянское хозяйство нерасчетливыми угощениями и неумеренными удовольствиями. А местами развито на таких супрядках буйство, драки, так что в редкой деревне не бывали раненые и даже убитые.

Нравы населения вообще грубы и дики. Дерутся с пьяна, дерутся из-за задора, дерутся из-за девиц, одним словом всегда найдётся повод для драки. Деревня идёт на деревню. В ход пускаются колья, ножи, кинжалы, а во время войны, когда в деревне появились револьверы и огнестрельное оружие, пускали в ход и винтовки и револьверы. Порезанные, побитые, с раскроёнными черепами люди старались впоследствии отмстить своим обидчикам, и так являлись нескончаемые поводы для драк.

Меня били, колотили -
В три кола, четыре гири.
Я, мальчишка не бежал,
С кармана ножик вынимал,

говорится в одной местной частушке. И это горькая правда. И убитых много. Убийства тайные, явные, в драке в 1920 - 1922 г.г. были особенно распространены. Тогда крестьяне, почти поголовно, принялись за выгонку самогонки. Распустившаяся и озверевшая под влиянием многолетней войны, деревенская молодёжь сильно опустилась. В 1922 году за время только от 19 декабря до 20 января было 37 человек убитых. Вообще в годы войны количество убитых на супрядках и праздницких возросло. Характерны для пьяной, буйной молодежи частушки, которые распевали по деревням. - В них с особой силой высказывалась потеря всякого доброго чувства, озверение, искание крови, и этим похваляются разошедшиеся пьяные молодцы. Как образец этой ужасной вакханалии, могут служить, взятые на удачу, частушки:

Мы без ножиков не ходим,
Без кинжалов никогда,
За наганы нет суда.

Или

Зарезали братуху,
Всё равно я ворочу.
Попадёт ко мне навстречу,
Я кинжалом закачу.

Или

Попадётся супротивник,
На узенькой дороженьке,
Закачу двулезный ножик,
Он протянет ноженьки.

А ещё раньше 1922 года были деревни, в буквальном смысле, занимавшиеся грабежами, нападавшие целыми шайками. Зато и расправы с грабителями были кровавы. Вообще за староруссцами идет нехорошая слава драчунов, забияк.

По-видимому и спокойные и хорошие люди, а в задоре готовы на всё... Так повелось исстари, а самогонка только усилила зло".